Image default
Аналитика Бизнес Новости Общество

Вместо Zara и Uniqlo. Кто заменит ушедшие бренды

Магазины Zara, Bershka, Uniqlo и прочих иностранных брендов, весной приостановивших продажи в России, все еще стоят закрытыми. Пока одежду этих марок россияне могут заказать на доступных в стране маркетплейсах.


Время от времени в СМИ всплывает информация о возможном возвращении привычных брендов, подкрепленная тем, что они просят торговые центры продлить договоры аренды. Однако ясности это не добавляет. Где и откуда россияне теперь будут покупать одежду и обувь, какого качества и сколько все это будет стоить, «Росбалт» выяснил у экспертов отрасли.

Могут ли отечественные бренды занять место ушедших из России западных и хватит ли производственных мощностей?

Сам по себе вопрос о том, придут ли российские бренды на смену западным, скорее риторический, считают опрошенные «Росбалтом» эксперты. «Ситуация зависит как от наличия сырья, кожевенных и смежных полуфабрикатов, так и от ценовой политики производителей и ритейла», — рассказал президент Российской союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности (Союзлегпром) Андрей Разбродин.

На данный момент, по словам президента Союзлегпрома, российские производители занимают от 25 до 40% отечественного рынка одежды и обуви — с учетом официально не учтенного производства и совместного легального производства. Оставшиеся 60-75% рынка, очевидно, приходились на чистый импорт. Однако, импортировали одежду и обувь мы не только из Европы, но также из Китая, Турции, Белоруссии и других стран, которые принято называть дружественными. Эти страны поставки в Россию не прекращали. Кроме того, привычные бренды, представленные в масс-маркете, тоже не вполне ушли с российского рынка. «По имеющимся данным, их продукция, хотя и в меньшем объеме, поставляется в РФ реэкспортом через дружественные страны — нередко под офшорными брендами. В том числе, благодаря увеличению так называемого „параллельного“ импорта», — отметил Разбродин.

Что касается элитных европейских брендов одежды, на этот сегмент до недавних пор приходилось лишь 10-11% всего объема импорта, рассказали «Росбалту» в одном из объединений российских производителей одежды. Эти бренды тоже пока присутствуют в российских магазинах. «Возможно, ритейлеры распродают свои запасы, а, может, уже пошел „параллельный“ импорт через третьи страны», — отметили в объединении.

Кроме этого, по словам собеседника агентства, на российский рынок пришла продукция из Турции, Китая, Индии. «Они и раньше поставляли в Россию товары, но сейчас объемы выросли», — отметил он. Особого дефицита одежды и обуви, по мнению эксперта, на рынке нет. «Скорее рынок перенасыщен, в том числе дешевой и не всегда качественной одеждой», — отметил он. Так что пока не понятно, освободилась ли на самом деле та ниша, которую в перспективе могли бы занять российские производители.

«Прежде всего, больший уровень импортозамещения возможен по сырью и полуфабрикатам. А вот „всеобщее“ импортозамещение невозможно по технологическим и экономическим причинам. Такое импортозамещение в принципе нецелесообразно, потому что на рынке должен быть фактор конкурентоспособности — чтобы у потребителя был выбор», — считает Разбродин.

Хотя мощности для наращивания объемов производства на российских фабриках имеются, отметили в отраслевом объединении. «Серьезные проблемы у нас в механизмах продвижения и в том, что торговые сети больше расположены к зарубежным „якорным“ брендам, которые формируют трафик. Но если в ТЦ появятся свободные торговые площади, мощностей для производства товаров в таких объемах у нас хватит. К примеру, одежду под маркой Zara производили в том числе в России, на российских заводах. По сути, эта продукция и сейчас может присутствовать на рынке, только уже не под маркой Zara», — отметил собеседник агентства.

В том, что импортозамещение, пусть и не тотальное, возможно, убеждены и в Русской ассоциации участников fashion-индустрии (РАФИ). «На наш взгляд, у российских брендов очень хорошие перспективы в среднеценовом сегменте. У многих локальных марок и производителей уже сложилась своя обширная лояльная аудитория, которая продолжит делать выбор в их пользу, даже при повышении цены на продукцию. Как индустрия будет развиваться в дальнейшем — зависит от множества факторов, не только от геополитической ситуации, но и от выстраивания новых логистических цепочек, стоимости сырья и оборудования, уровня доходов потребителей.», — отметила президент РАФИ Татьяна Белькевич.

Какие российские бренды способны занять те же площади в ТЦ, что Zara и Uniqlo?

Теоретически российские бренды могут занять свои позиции и в масс-маркете, считает президент РАФИ. «Но здесь нужно либо сильное объединение, например, общие корнеры в торговых центрах, поскольку один-единственный российский бренд вряд ли сможет на данный момент выдать полноценный ассортимент Zara или Uniqlo, а вот организованный пул дизайнеров — сможет. Либо нужны сильные инвестиции и запас времени, чтобы дорастить один или несколько российских брендов до уровня ушедших международных», — отметила Белькевич.

По ее словам, чтобы импортозамещение такого размаха состоялось, нужны вливания в маркетинг, в то, чтобы донести до российских покупателей, какие есть предложения на рынке от отечественных производителей. «Кроме того, нужны грамотные специалисты рынка, которые помогут дизайнерам правильно сформировать ассортимент, определить ценообразование. Все это в России есть — если действовать целенаправленно и сообща, задача вполне решаемая», — полагает президент РАФИ.

Объединение нескольких российских брендов разных производителей в одном торговом павильоне возможно, подтвердили «Росбалту» в отраслевом объединении. «Мы очень много лет говорили о том, что нам необходимо предоставлять на торговых площадях места, где было бы написано, что это товары из России. „Сделано в России“, например. Сейчас мы идем к этому. Мы знаем, что уже есть регионы, где началось объединение российских производителей. Какие это будут форматы — время покажет», — отметил собеседник агентства.

Есть и другая проблема, которую предстоит решить. По словам представителя отраслевого объединения, пока владельцы торговых площадей не идут на снижение арендной платы для российских производителей. «Понятно, что арендодателям нужно обеспечивать ритейл прибылью, размещая „якорные“ сети. Поэтому до сих пор зарубежные бренды имели торговые площади совсем по другой цене — всего 6% с оборота, в то время как российские производители арендовали торговые площади, и, не продав, может, ни одного изделия, должны были платить арендную плату каждый месяц. Условия не были равными», — выразил мнение собеседник агентства.

Сейчас, по его словам, речь идет о том, чтобы выработать механизмы снижения арендной платы со стороны торговых центров или предоставить региональную поддержку российским производителям. «Например, в Санкт-Петербурге говорили о том, чтобы выдавать молодым дизайнерам сертификаты на аренду торговых площадей за счет бюджета», — отметил эксперт.

Одежду и обувь в России шьют, но материалы, фурнитура и оборудование — импортные. Их продолжают поставлять?

«Очень много сырья и фурнитуры в Россию шло из Китая, Турции, Вьетнама, Белоруссии, Узбекистана, Киргизии, кое-что — из Казахстана. Все это никуда не денется. Что касается продукции или сырья, которое мы импортировали из Европы, сейчас есть дружественные государства, которые говорят: „Вы заказывайте, мы привезем“. „Параллельный“ импорт в действии. Но, естественно, это будет другая логистика и другие цены», — отметил представитель отраслевой ассоциации. Пока же, по словам эксперта, российские производители пускают в ход остатки и нарабатывают новые связи, настраивают новую логистику по сырью, оборудованию, запчастям.

«Многие фабрики стали обращать внимание на ткани, произведенные в России и странах содружества, и открыли для себя, что на этих территориях тоже есть текстиль, подходящий для различных задач — например, отличная шерсть производства Беларусь или российские инновационные утеплители для верхней одежды, так необходимые в нашем климате. Для дизайнерских решений можно печатать ткань с собственными принтами, как это делает Алена Ахмадуллина, и, что немаловажно, принты мирового уровня качества можно заказать в России, в Москве», — отметила президент РАФИ.

Импортного оборудованияна российских заводах много: и текстильного, и швейного, и для обработки кожевенных и полимерных материалов. Но оборудование — не сырье и не расходники, и на многих предприятиях оно стоит несколько десятков лет, не требуя замены, отметил эксперт. «Кроме того, производители импортного оборудования, если их государство не входит в перечень дружественных России стран, тоже готовы поставлять его через посредников. По крайней мере, категорического отказа в поставках оборудования для легкой промышленности мы еще не получали», — заметил собеседник «Росбалта». По его словам, большую роль в этом вопросе играют личные связи. «Если какое-то наше предприятие уже 20 лет взаимодействует с каким-то заводом в Европе, руководители знают друг друга, знают состав семьи, обмениваются поздравлениями на праздники, я думаю, они найдут способы продолжать сотрудничать. Хотя, не все, конечно, такие лояльные», — отметил эксперт.

Тем не менее, поставки сырья и оборудования для легкой промышленности сокращаются, хотя точные объемы этого сокращения официально пока не озвучиваются, отметил президент Союзлегпрома. «Оборудование и большинство видов промежуточной продукции в отрасли были и пока остаются преимущественно импортными. Почти исключительно — из дальнего зарубежья. Ввиду ужесточающихся санкций, перепадов валютных курсов и удорожания перевозок, нарушены очень многие транспортно-логистические цепочки. Сокращение поставок в нынешних условиях едва ли не продолжится», — полагает Разбродин.

По его словам, в России назрела необходимость целевой госпрограммы по развитию комплексного технологического импортозамещения, в том числе в текстиль- и легпроме. «Но как будет сочетаться ее реализация со стимулированием „параллельного“ импорта? Возможно, придется такой импорт ограничить, если будет разработана и начнет реализовываться такая программа», — считает собеседник агентства.

Что будет с ценами на одежду и обувь до конца года?

С вопросами о ценах сейчас лучше всего обращаться к астрологам, считает президент Союзлегпрома. «Все зависит от динамики валютных курсов, ценовой политики производителей, ритейла, транспортно-логистических компаний. А также от реального платежеспособного спроса, который остается низким и едва ли увеличится к концу текущего года. Впрочем, все большее число участников рынка вынуждены ориентировать свои цены на свои же растущие издержки, чем на реальный платежеспособный спрос», — отметил он.

По мнению представителя отраслевой ассоциации, цены на одежду и обувь вырастут, поскольку в конечную стоимость товаров производители закладывают стоимость логистики, а она изменилась. «Российские производители товаров легкой промышленности пока не поднимают цены, чтобы оставаться конкурентными», — отметил собеседник агентства.

К тому же, по словам эксперта, вряд ли рост цен затронет сразу весь ассортимент. «У нас много продукции из стран ЕАЭС. Цены там остались прежними. Много трикотажа, детский одежды, которые и сейчас, в сложившейся ситуации, нисколько не подорожали», — отметил он.

Собственное производство и «параллельный» импорт: как изменится качество товаров?

«Уровень качества определяется тем, сколько намерены и реально могут вкладывать производители в уровень качества готовой продукции. Для большинства зарубежных брендов качественные параметры — основные в производственной и сбытовой политике, что связано с традиционными акцентами спроса на продукцию этих брендов в „западных“ странах. Соответственно, качественная продукция — это максимальный ценовой сегмент. А при низком платежеспособном спросе качество продукции — вовсе не главный критерий спроса», — отметил президент Союзлегпрома. Главным в такой ситуации и для потребителя, и для производителя становится такой критерий как конечная цена товара, считает эксперт.

«Кроме того, стимулирование — для предотвращения дефицитности каких-либо товаров на рынке — „параллельного“ импорта, вкупе с упрощением условий ввоза этой продукции и функций контроля за ее качеством, может косвенно содействовать производству и сбыту продукции, в том числе, импортной, низкого или, по крайней мере, невысокого качества. А это, в основном, контрафакт. Пример тому — свежие данные по обувному рынку РФ», — отметил Разбродин.

Что же касается одежды и обуви непосредственно российских брендов, по мнению президента РАФИ, их спокойно можно ставить в один ряд с локальными марками из других стран, и даже из других стран с более развитой индустрией моды. «У нас есть хорошая, крепкая школа конструирования и шитья, мы умеем производить качественные продукты. Даже в условиях экономических ограничений наши дизайнеры и производители продолжают строить свой бизнес, находить своих покупателей. Чего действительно не хватает российской моде — так это серьезных инвестиций, но не на уровне поддержки отдельно взятых дизайнеров, а глобальных вливаний в систему моды, как частных, так и государственных, начиная от производства текстиля до поддержки инновационных технологий и выхода российских проектов на международные рынки», — отметила Белькевич.

По ее мнению, интерес к российским брендам растет. «Мы видим, что государство готово взять на себя часть задач, которые необходимо решить в ближайшее время. Мы также видим энтузиазм со стороны и дизайнеров, и представителей фабрик — они готовы к качественному росту, к внедрению новых бизнес-стратегий, к взаимодействию друг с другом. Все это выглядит весьма оптимистично», — полагает эксперт.

Лояльность российских потребителей к отечественным брендам действительно выросла, согласились в отраслевой ассоциации. «В момент перестройки экономики России проблема отечественных производителей заключалась в том, что россияне тяготели ко всему импортному. Тогда наши производители тоже стали давать своим брендам иностранные имена. Вот, скажем, мужскую одежду Truvor выпускает псковская швейная фабрика „Славянка“. Но шьют то ее в России, и большинство покупателей сейчас об этом знают», — проиллюстрировал собеседник агентства.

По его словам, многие российские производители выпускают одежду и обувь высокого качества, которые соответствуют климатическим требованиям. «По качеству мы можем соперничать с иностранными брендами. Возможно, теперь у нас появился шанс на более широкое продвижение своих брендов. Другое дело, что по цене одежда отечественного производства может быть немного дороже, потому что сырье для серьезного ассортимента изделий, в основном, закупается за рубежом», — отметил он.

Анна Семенец

https://www.rosbalt.ru/moscow/2022/07/15/1966401.html?utm_source=rosbalt&utm_medium=web&utm_campaign=editorchoice

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ

Чипирование людей: “за” и “против”

admin

Непредсказуемая логистика эпохи перемен. Обзор

admin

“АвтоВАЗ” наметил на 6 июня запуск сборки Lada Granta

admin

Оставить комментарий

68586856