Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Владельцы социально значимых частных предприятий должны четко понимать, в каких случаях у них начнутся проблемы


Имеет ли государство право вмешиваться в частный бизнес и в каких случаях? Ответ на эти вопросы искали участники дискуссии «Государство как кризис-менеджер. Проблемы социальной ответственности при урегулировании кризисных ситуаций частных предприятий» в Москве на встрече в «Российской газете».

Для начала собравшиеся обратились к опыту западных стран. Там, несмотря на кажущуюся свободу, которой пользуются предприниматели, государство весьма четко отслеживает ситуацию и довольно часто вмешивается. Особенно ярко это проявилось после кризиса 2008 года, отметил партнер юридической фирмы «Herbert Smith Freehills» Евгений Зеленский. Так, в Великобритании кинулись национализировать лопнувшие банки, в США – спасать знаменитые «Крайслер» и «Дженерал моторс», напомнил он.

При этом на Западе существует несколько вариантов вмешательства государства в дела частной компании. Самый жесткий – национализация и экспроприация. Более мягкий – когда государство забирает себе лишь часть компании и возвращает ее обратно, когда кризис минует. Есть и третий сценарий – предоставление особых льгот и преференций предприятию, пока оно опять не встанет на ноги. А бывает и так, что государство вроде бы не становится официальным участником данного бизнеса, но четко показывает свою заинтересованность в работе компании, становится неким посредником между прежними владельцами и новыми и помогает найти способы сохранить предприятие.

Но в любом случае смысл усилий западных властей – спасти производство и рабочие места. По мнению Зеленского, такой подход был бы идеален и для России.

Но на практике у нас такого нет. В том числе потому, что в российском законодательстве не прописаны многие моменты, отметил адвокат, председатель Общественного совета при МВД Анатолий Кучерена.

«Нет как таковых критериев, что должно делать государство в тех или иных ситуациях и что должен делать тот самый предприниматель, который оказался в такой ситуации», – указал Кучерена.

Впрочем, смотря о каких ситуациях идет речь. Как стало понятно из слов руководителя второго контрольно-следственного отдела СКР по г. Москве Ольги Куликовой, сейчас исполнительные органы, прежде всего, стараются, чтобы нерадивые или нечистые на руку предприниматели не ущемляли права граждан. Проще говоря, не задерживали им зарплату. Суммы таких задолженностей набегают немаленькие. Только по Москве долг работодателя перед сотрудниками сейчас достигает 274 млн рублей.

При этом в 2018 г. усилиями Главного следственного управления было выплачено долгов по зарплате, пеней по Москве почти на 1,5 млрд рублей. С одной стороны, такими показателями можно гордиться. С другой – возникает вопрос, почему же эта ситуация с долгами никак не заканчивается, указал на проблему секретарь Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков. Он напомнил, что в пик кризиса в 2008–2009 гг. в России начали активно расти долги по зарплате, достигнув объема в 5 млрд рублей. Но тут на проблему обратил внимание президент.

«Сразу включились СК, прокуратура, губернаторы, причем по регионам это было поставлено в приоритет. И в течение месяца сумма долгов снизилась примерно вдвое. Это показывает, что при наличии данной проблемы в фокусе государства масштаб ее качественно снижают», – подчеркнул Шершуков.

Иначе говоря, государство может проявлять себя как эффективный менеджер или, по крайней мере, эффективный регулятор. Но зачастую ограничивается карательными функциями. К тому же, к сожалению, происходит размывание понятий. Долг по зарплате – это плохо. А сокращение 2,5 тыс. человек с градообразующего предприятия ради того, чтобы избежать долгов оставшимся 500 работникам, – это разве выход? Но за это не карают.

“А когда на предприятие, которое на протяжении нескольких лет разваливал некомпетентный собственник, приходит новый эффективный управленец, но его все равно наказывают, поскольку предприятие уже в кризисе, это разве нормально?” – поставила вопрос перед собравшимися председатель МКА «Юлова и партнеры» Елена Юлова.

То, что так бывает, она знает из собственной практики. А бывало и так, что государство не обращало внимания на то, что в силу разных причин важное в социальном плане его предприятие загибалось, появлялись долги по зарплате, не поступали налоги. А потом после аварийной ситуации государству пришлось вмешаться. Но «правил реагирования» толком нет.

«Оно либо отстраняет собственника, либо отбирает актив, передает другому, либо арестовывает этого собственника, – перечислила Юлова. – Можно возбудить уголовное дело, можно добиться выплаты. Но от этого дохлая лошадь не станет живой».

Беда, по мнению Юловой, в том, что в России нет норм права, которые могли бы регулировать действия государства в подобной ситуации: «Когда мониторят, когда поступают сигналы, жалуются люди и государство понимает, что сейчас вот здесь полыхнет, нет правил, как должно действовать государство, соблюдая баланс частных и публичных интересов».

Она привела пример из своей практики: некая крупная российская компания продает стороннему инвестору за бесценок предприятие с большой суммой задолженности. Оно не приносит еще прибыли, но вполне способно развиваться. Но новые владельцы за два месяца выводят из него все средства, не платят зарплату, налоги, и на предприятии случается пожар. Что в этом случае может делать государство? Искать срочно инвестора, потому что другие механизмы в законе не прописаны, поскольку закрывать предприятие нельзя – это единственное место работы для сотен людей, либо искать средства на ликвидацию аварии и восстановление предприятия в своем бюджете, восстанавливая его в интересах нерадивого собственника?

России необходимо нововведение в законодательстве по аналогии с законом о банкротстве, считает Юлова. То есть нужно прописать четкие критерии, в каких случаях государство вправе и должно вмешиваться в деятельность предприятия и что оно может делать в кризисных случаях.

«После достижения предприятием таких-то показателей, если собственник их не исправит, к нему придут государевы люди наводить порядок. Какие-то критерии будут позволять в законе изъять это предприятие с целью передачи другому, более эффективному собственнику. Как только эти критерии будут знать владельцы бизнеса, они и близко не будут подходить к этой черте», – уверена Юлова. И зарплата найдется, и налоги булут выплачены.

«Сегодня у нас несистемное вмешательство государства в бизнес», – согласилась омбудсмен по вопросам, связанным с ликвидацией нарушений прав предпринимателей при осуществлении процедур по банкротству, Наталья Коцюба.

«Государство действует как МЧС… Государство не видит, какое предприятие завтра ляжет на бок. У нас нет органа, который бы видел всю экономику из открытых источников», – отметила она.

Действительно, сегодня в России государство видит лишь один способ влияния на ситуацию в экономике – ловить и карать, подтвердил партнер юридической фирмы «ФБК Право» Александр Ермоленко. Он подчеркнул, что не является сторонником бесконечного внесения изменений в законодательство, но считает, что роль государства должна быть переосмыслена.

«Роль государства должна быть в том, чтобы людям помогать: и предпринимателям, и работникам. Не надо сталкивать лбами предпринимателя и работников», – подчеркнул юрист.

Подводя итоги дискуссии, руководитель конституционной практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА Дмитрий Кравченко признал, что было бы прекрасно, если бы в России была совершенная законодательная база и безупречное правоприменение. Но проблема есть сейчас, поэтому нужно работать в существующих условиях.

«Мы должны от наказания переходить, прежде всего, к предотвращению, – призвал Кравченко. Он подчеркнул, что проблема перед экспертами встала сложная, межотраслевая. Необходимо найти баланс между правами частного собственника, интересами государственной экономики и Конституцией. – Это нельзя превращать в раскулачивание какое-то. Нужно определять правильные критерии входа государства”.

В настоящее время на базе Московского отделения Ассоциации юристов России создается рабочая группа, участники которой – юристы и представители других областей – готовы обсуждать поднятые во время дискуссии вопросы более детально и глубоко. Предложения, которые будут выработаны на данной площадке, представят общественности.

Карать или спасать: государству предложили переосмыслить роль в делах бизнеса

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *