Холодный расчет

 

 

Экс-чиновник из Сочи, на которого Краснодар краевой суд повесил многомиллионный долг, уверен: в его деле не обошлось без участия скандально известной «золотой судьи» Елены Хахалевой

О том, как обычных граждан превращают в разменную монету

Сочинец Юрий Туров – пенсионер МВД, в последующем чиновник, хорошо знающий земельное законодательство. По натуре он человек общительный, всегда готовый прийти на помощь людям. Переход между работой и пенсией, по словам Юрия Ивановича, он не сильно ощутил, поскольку добровольно взвалил на себя множество самых разных обязательств. Просили о помощи знакомые и не очень, а он только радовался тому, что остается нужен людям даже после того, как оставил начальственное кресло. Так что звонок, ставший для него серьезной проблемой на несколько лет, поначалу он воспринял, как безобидный очередной сигнал о помощи. А вышло так, что сегодня пенсионер сам нуждается в помощи.

– В начале 2012 года, – рассказывает Юрий Туров, – мне на мобильный телефон позвонила старая знакомая – Лаврентьева Галина Лазаревна, в прошлом – директор предприятия «Сочинский холодильник», а ныне, как выяснилось, – генеральный директор ОАО «Сочихолод» и одновременно с этим – владелица ИП, то есть единоличный собственник всего имущества, ранее принадлежавшего этому ОАО. Впрочем, от ОАО теперь осталось одно название, а Галина Лазаревна сидит на двух стульях. Так вот, она пригласила меня к себе с тем, чтобы я проконсультировал ее по земельному вопросу. Ну, я и поехал, как говорят, без задней мысли.

Когда Туров приехал, Лаврентьева сообщила ему, что планирует переоформить все имущество «Сочихолод» в свою собственность, и ей требуется его, Турова, юридическая и организационная помощь.

– Я сказал, что земельная инспекция, в которой я работал после выхода на пенсию из МВД, переводом земли и имущества из одного вида собственности в другой не занимается. «Такие услуги – это прерогатива департамента земельно-имущественных отношений администрации города Сочи», – пояснил я ей, но она настаивала, чтобы я взялся за это дело. Я отказался, и тогда она попросила меня найти ей человека, который сможет помочь ей переоформить в собственность имущество предприятия «Сочихолод» за адекватную сумму. Я предложил ей несколько кандидатур, и она сама выбрала Татьяну Князеву-Сергееву – генерального директора ООО «Русмакстрой». В ходе последующих переговоров Князева-Сергеева, немного поторговавшись с Лаврентьевой, согласилась выполнить всю работу по переоформлению имущества ОАО «Сочихолод» в собственность Лаврентьевой, за сумму в 20 млн рублей. Галину такая сумма устроила, и она пошла на сделку с Князевой-Сергеевой, но с оговоркой, что будет выплачивать эту сумму частями, – так обрисовал мне Юрий Иванович завязку этого неординарного дела.

Когда Турову стало известно, что женщины договорились, он посоветовал Лаврентьевой вести график выплат денег, чтобы она не запуталась, (фрагмент этого графика и фигурирует в деле как «расписка»).

В свою очередь, Лаврентьева уговорила Турова «по старой дружбе» присутствовать по возможности на встречах с Князевой-Сергеевой, объяснив свою просьбу тем, что она ее не знает и боится обмана с ее стороны, а он, типа, будет выступать в качестве специалиста и гаранта.

– Теперь по всему видно, что Галина Лазаревна привыкла судить о людях по себе: она никому не доверяет, да и сама не прочь законы обходить стороной, – делает вывод Юрий Туров, рассказывая мне обстоятельства дела, легшего в основу судебного разбирательства, в котором он стал ответчиком, а истцом, истребовавшим от него немалую сумму, оказалась… просительница Галина Лаврентьева! Но к этим судебным тяжбам мы еще вернемся.

Подшитый к материалам дела клочок бумаги с цифрами и неразборчивыми подписями без каких-либо уточняющих записей априори не может являться договором займа. Стало быть, и к заключению почерковедческой экспертизы следует относиться весьма критически, а не использовать его в качестве основания для вынесения судебного решения. 

Меж двух огней

Юрий Туров и Галина Лаврентьева знакомы с незапамятных времен. Как вспоминает сам Юрий Иванович, познакомились они еще в 80-х, когда он служил в милиции.

– До последнего времени добрыми знакомыми, – подтверждает Юрий Иванович, – и между нами были доверительные отношения. Поэтому, когда Галина попросила меня помочь ей деньгами, чтобы рассчитаться с Князевой-Сергеевой, я, конечно же, не мог ей отказать – помогал несколько раз. Но она мне почти все вернула, и в этой части у меня практически нет претензий к Галине Лазаревне. А вот что касается ее отношений с Князевой-Сергеевой… То тут она из меня сделала козла отпущения, да еще и довела дело до Верховного суда! – возмущенно заявляет Туров. В своей обиде он не может удержаться от категоричных оценок:

– Всему виной ее жадность, – говорит Туров. – Жалко ей стало потраченных денег, когда сделка практически уже состоялась. На стадии завершения переоформления имущества между Лаврентьевой и Князевой-Сергеевой возник конфликт, который, как я теперь понимаю,умышленно спровоцировала сама Галина Лазаревна. Она потребовала от Князевой-Сергеевой назад 20 млн рублей, выплаченных ей в качестве гонорара за оказание услуг по переоформлению имущества. Обе дамы стали названивать мне и жаловаться друг на друга.

Князева-Сергеева рассказывала Турову всякие «ужастики» о том, как какие-то люди звонили и с кавказским акцентом обещали ей «отрезать голову», если она не вернет деньги. По словам Турова, и сама Лаврентьева периодически названивала Князевой-Сергеевой, пообещав ей, что расправится и с ней, и с ее сыном.

Так ли это было на самом деле – утверждать не беремся, однако в этой ситуации Туров оказался меж двух огней.

Но все зависит от угла зрения. По логике Лаврентьевой, именно он, Туров, свел Лаврентьеву с Князевой-Сергеевой и, по ее «понятиям», был в некоторой степени посредником при заключении сделки.

А по логике самого Турова, по просьбе той же Лаврентьевой, он выступал иногда свидетелем их переговоров и расчетов – не более.

Как было на самом деле – теперь вряд ли кто узнает. Единственный и весьма ценный свидетель в деле Лаврентьевой-Турова – это Татьяна Князева-Сергеева, но она исчезла из города вскоре после ее заявлений о том, что ей угрожают расправой. Неожиданно для всех женщина подалась в бега, причем, так поспешно, что даже бросила свою фирму со всем ее персоналом, и тем самым «кинула» многих своих клиентов, среди которых была и Лаврентьева.

По словам Турова, Лаврентьева после этого напустилась на него пуще прежнего: ты, мол, подсуетил мне эту барышню – значит, с тебя теперь и спрос!

– А какой с меня спрос, если я к деятельности фирмы Князевой-Сергеевой никакого отношения не имел? – На этот вопрос Турова ответил Краснодарский краевой суд.

 

Кто кому должен?

По утверждению Лаврентьевой, Юрий Туров в 2012 году попросил у нее взаймы денег на развитие собственного бизнеса. Она, конечно, своему давнему приятелю отказать не могла. Да только Юрий Иванович, по ее заявлению, денег ей возвращать не стал. И тогда Галина Лазаревна вынуждена была в январе 2015 года обратиться с заявлением в полицию, причем, не куда-нибудь, а сразу почему-то в УМВД Западного округа Краснодара, где ранее работал экспертом ее адвокат Сергей Киселев.

Сотрудники этого управления – подполковник С.Н. Новчай и подполковник О.В. Казахов, – в нарушение ст. 144, 145 УПК РФ о территориальности за неделю подготовили постановление об отказе в возбуждении в отношении Турова уголовного дела. Это вместо того, чтобы перенаправить заявление Лаврентьевой своим сочинским коллегам.

Таким образом, используя полученный отказной материал как доказательство займа, Лаврентьева уже обращается с исковым заявлением в Лазаревский районный суд. Но почему именно в Лазаревский? Ведь Туров уже много лет проживает в Центральном районе, совсем недалеко от территории ОАО «Сочихолод».

– Вероятно, расчет был сделан на то, что дело в Лазаревском суде будет рассмотрено заочно без моего присутствия? – высказывает предположение Юрий Туров.

Однако этого не произошло, и дело из Лазаревского суда было передано по подсудности в Центральный райсуд Сочи. Судья Н.А. Круглов счел представленные истицей «доказательства» займа Туровым Ю.И. денег у Лаврентьевой Г.Л. неубедительными, и решением Центрального райсуда от 27.05.2015 г. ей в исковых требованиях было отказано.

Как вы думаете, можно поверить в то, что даже самый близкий друг согласится вам дать взаймы 17 млн рублей без всякой расписки? Клочок бумаги с цифрами и каракулями, из которых совершенно непонятно, кто кому и сколько давал, и тем более, с какой целью – не может быть надлежащим доказательством в суде!

Однако Краснодарский краевой суд, куда обратилась Лаврентьева с апелляционной жалобой на решение Центрального райсуда Сочи, поверил этому «доказательству» и отменил решение сочинского судьи Круглова.

В крайсуде в конце июля 2015 года приступили к слушаниям в апелляционной инстанции, и почему-то абсолютно необоснованно дело было передано из коллегии по гражданским делам в коллегию по административным делам (что попахивает, как минимум, препятствием в правосудии), где председателем коллегии является Елена Хахалева – старая знакомая Лаврентьевой по судебным делам 2012 года по переоформлению имущества ОАО «Сочихолод» в ее собственность, и они тут же назначают новую почерковедческую экспертизу, при том, что апелляционная инстанция не вправе это делать без вынесения определения о переходе в стадию первой инстанции, тем более, что Лаврентьева в своей апелляционной жалобе об этом даже не просила.

– Эксперт юридического бюро «Партнер» смогла подтвердить только три моих подписи из шести представленных к исследованию, так как три другие даже не исследовались, потому что все знали, что это подписи самой Лаврентьевой, которая в исковом заявлении писала, что давала мне деньги и сама же расписывалась – не маразм ли это? – задается вопросом Юрий Туров.

В связи с этим определение, вынесенное апелляционной инстанцией судьями из состава административной коллегии от 12.11.2015 г., коснулось не всех требуемых Лаврентьевой к возврату 17 миллионов, а только лишь 9,6 млн. И это при всем том, что экспертиза проводилась с грубейшими процессуальными нарушениями. В частности, как отметила юрист правового центра «Человек и Закон» (г. Москва) Ольга Немцева, образцы подписей Ю.И. Турова были взяты для исследований не «живые», а из материалов дела, что противоречит методике проведения судебных почерковедческих экспертиз. И при этом ни одной судебной инстанцией не была дана оценка самого фрагмента листа бумаги, представленного Лаврентьевой как расписка, в то время, как даже судья является одним из органов, имеющим право регистрировать сообщение о преступлении, не говоря о силовых структурах всех видов и уровней.

Нетрудно представить во сколько Лаврентьевой обошлось решение вопросов о невозбуждении уголовных дел в отношении ее самой и ее помощников по этому делу.

– По большому счету, первоначально этим делом должен был заниматься не суд, а правоохранительные органы, поскольку речь может идти о мошенничестве со стороны г-жи Лаврентьевой, вознамерившейся присвоить себе многомиллиардное имущество некогда огромного предприятия с холодильниками и складами, занимающими площадь в четыре с лишним гектара в самом центре города Сочи, – считает Юрий Туров.

Он уверен, что это предприятие имеет стратегическое значение для курортного мегаполиса, и оно не могло на законном основании стать собственностью одного человека.

«Сочихолод» был монополистом в городе-курорте в сфере хранения скоропортящейся продукции. А это уже вопрос продовольственной безопасности южной столицы. Даже без складов и холодильников, общей площадью около 20 000 кв. м, только одна территория в 4 га со всеми функционирующими инженерными сетями в Центральном районе города-курорта может стоить колоссальных денег. Комплекс строился еще в советский период, во времена холодной войны. Тогда советские власти посчитали, что у города-курорта, расположенного в горах, должен быть всегда в наличии стратегический запас продуктов, для чего и возвели в центре Сочи этот объект. А теперь часть его территории используется разными организациями, здесь компактно вместились между складами и холодильниками магазины и автомастерские.

Что за объект стоит на кону, понятно было всем, кто имел какое-либо отношение к делу Турова. Поэтому для Юрия Ивановича определение крайсуда, отменившего решение сочинского суда, неожиданностью не стало. Оно было отменено 12 ноября 2015 года апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам, хотя на этом судебном акте стоят подписи судей, входящих в состав другой коллегии – административной. Опять след «золотой судьи» проступает? А как еще объяснить, что председатель административной коллегии краевого суда Елена Хахалева лично подписывает и рассылает участникам процесса уведомления о назначении даты слушания по делу? Вот поэтому-то Туров теперь и заявляет, что г-жа Хахалева имеет особый интерес к хозяйству Лаврентьевой. С этим его предположением спорить бессмысленно. Ежедневно в редакцию обращаются жители Краснодарского края, которые также считают, что Елена Хахалева имеет личный интерес и непосредственное отношение к их делам, просят провести журналистское расследование. Но это, так сказать, не лирическое отступление. Мы же хотим рассказать читателю обычную житейскую историю открытого, доброжелательного человека, всегда и во всем готового прийти на помощь людям, и за эти положительные качества чуть было не поплатившегося всем своим имуществом.

16.08 2016 года Верховным судом РФ определение от 12.11.2015 г. было отменено, и дело было направлено на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд с указанием на недопустимые доказательства, принятые при вынесении отменного определения, и первоначально дело по прибытии в Краснодарский краевой суд попало на рассмотрение А.Н. Быстрову – судье из состава коллегии по гражданским делам.

Однако впоследствии, несмотря на то, что судье Быстрову никто из участников процесса отвод не заявлял, дело странным образом (снова без указания причин) было передано в коллегию по административным делам. Можем предположить, что такой процессуальный финт возможен только при личном вмешательстве председателя коллегии по административным делам Е.В. Хахалевой либо председателя крайсуда Чернова. А кто же еще?

Апелляционная инстанция Краснодарского краевого суда 1 декабря 2016 года снова из состава судей административной коллегии выносит определение один в один и по тем же основаниям, как и отмененное Верховным судом РФ. То есть получается, что Верховный суд им не указ?

 

Свидетель или подозреваемая?

Галина Лаврентьева по-прежнему категорически настаивает на том, что Туров ее обманул и требует возврата переданных ему средств в размере 17 миллионов российских рублей. Хотя, с другой стороны, она не стала обжаловать решение краевого суда, удовлетворившего ее исковые требования лишь частично – только на сумму в 9,6 млн рублей. Неужели смирилась с потерей 7,4 миллионов?

Вместе с тем, Галина Лазаревна заявила, что Туров должен ей денег, но аргументировать свои доводы не стала и с журналистами встречаться в этот день отказалась, сославшись на занятость.

Немало ценной информации по этому делу могла бы предоставить гендиректор ООО «Русмакстрой» Татьяна Князева-Сергеева, та самая, которая, по словам Юрия Турова, взялась оказывать помощь в переоформлении в собственность Лаврентьевой землю и имущество ОАО «Сочихолод». Но нам пока не удалось установить место ее пребывания и связаться с ней.

В настоящее время Князева-Сергеева объявлена в федеральный розыск, так как является подозреваемой по возбужденному сочинскими полицейскими уголовному делу. Татьяна получила заказы на выполнение работ от нескольких юридических и физических лиц и успела взять с них предоплату за работу, но выполнить весь объем работы не успела. Некоторые из заказчиков ООО «Русмакстрой» вынуждены были обратиться с заявлением в полицию.

Может показаться странным, но среди заявителей в полицию на Князеву-Сергееву Галины Лаврентьевой нет. Почему? Либо между Лаврентьевой и Князевой-Сергеевой не было никаких деловых контактов, либо Галина Лазаревна не рискует предавать этот факт огласке, чтобы не всплыла при разбирательстве история с тем, какой ценой досталось ей имущество ОАО «Сочихолод». Лаврентьева упорно умалчивает о том, какую роль в получении предприятия играла Татьяна Князева-Сергеева. Дай Бог, если она еще жива-здорова.

Очевидно же, что показания гендиректора «Русмакстроя» напрочь могли бы сломать частично поддержанные краевым судом обвинения в адрес Юрия Турова о невозврате им 17 миллионов рублей займа. Ведь сделка между Лаврентьевой и Князевой-Сергеевой (если она была) сама по себе нечистоплотна. Кому и сколько отстегивалось за положительные решения по переходу в собственность Лаврентьевой имущества крупнейшего предприятия в городе Сочи ее «стряпчей» Князевой-Сергеевой? Да тут коррупцией за версту разит!

Вероятно, в качестве дымовой завесы, как считает Юрий Туров, и возникла надуманная версия о том, что он – должник Лаврентьевой. Что касается последней, то в ее положении было бы логично увести следствие подальше от своей собственности. И мы этой публикацией лишь хотим привлечь внимание к тому, что органам ФСБ, Следственного комитета и прокуратуры края не помешало бы проверить законность приобретения Г.Л. Лаврентьевой в единоличное владение крупнейшего предприятия – АО «Сочихолод».

А то ведь, пока суды разбираются с Юрием Туровым, назначенным козлом отпущения, сочинский холодильник от госпожи Лаврентьевой по-тихому перейдет к иным так называемым «законным приобретателям».

Первоисточник:  «Новая газета Кубани»

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *