«Малахов курган» на берегу Черного моря

Эх, играй-играй, ты подыгрывай давай, о любимом Черном море, о победе запевай…


Частушки с таким припевом звучали среди краснофлотцев Новороссийской военно-морской базы Черноморского флота в 1943 году… 16 сентября освободили Новороссийск, но до капитуляции нацистской Германии 8 мая 1945 ещё 20 месяцев жестоких боёв и трагических потерь.

С момента окончания Великой Отечественной войны прошло 74 года. Участников, сражавшихся в 1941-45 годах за Родину, осталось настолько катастрофически мало, что каждая свидетельская строчка о том времени бесценна. В фонде Геленджикского историко-краеведческого музея хранятся фронтовые газеты, документы и воспоминания ветеранов. В них кладезь интереснейших деталей эпохи Победителей. На примере артиллерийской батареи №394 береговой обороны Черноморского флота складывается история жизни бойцов Советской армии на войне.

Старшему лейтенанту Андрею Эммануиловичу Зубкову, принявшему командование батареей с 19 июля 1941 года, лишь в октябре исполнится 23 года. Выпускник Севастопольского военно-морского училища на практике доказал, что молодость – не помеха боевым качествам. Молодой, но серьёзный командир требовал от подчиненных выполнения трёх правил: безупречное знание механизмов артиллерийских орудий, строжайшая дисциплина и спокойствие в любой ситуации. А.Э. Зубков сумел стать непререкаемым авторитетом для «разношерстного» по возрасту, боевому опыту и национальности личного состава. Он вдохновлял бойцов своим собственным примером – по-зубковски, отлично владея артиллерийским делом, и поэтому требовал досконального изучения материальной части, отработки слаженности действий боевых расчётов.

По воспоминаниям Щепилова Ивана Николаевича, электропрожекториста, бойцов объединял девиз: «Один за всех и все за одного». Люди так крепко «спаялись» в боевой обстановке, что норматив скорострельности перевыполняли — вместо 12 выстрелов в минуту, делали 15-18, приговаривая: «Гитлеру в печенку, Антонеске в селезенку». Таким образом, артиллеристы иронично именовали цель — маршала Иона Антонеску, зная, что Новороссийск вместе с немецкими войсками оккупировала 3-я румынская горнострелковая дивизия.

Но и среди сослуживцев были в ходу, безусловно, доброжелательные шутки. Прозвище «отец Ануфрий» открыто, а «не за глаза» приклеилось к помощнику командира лейтенанту Василию Гордееву за его тощую фигуру, напоминавшую монаха.  Когда выдавались светлые минуты передышки без налёта вражеской авиации, батарейцы друг к другу ходили в гости на боевые посты. Вслух читали доставляемые на батарею неутомимым письмоносцем Вердяевым газеты и письма. Или пели народные песни, аккомпанируя себе на гитаре, балалайке. А.Э. Зубков самостоятельно освоил игру на баяне.

Были и те, кто в свободные минуты мастерил из подручного материала, проявляя изобретательность и смекалку. Комендор Вениамин Умрихин, бывший тракторостроитель из Мариуполя, делал зажигалки из стреляных гильз, которые постепенно вытеснили «катюши» из употребления. Так матросы шутливо называли труты для прикуривания и кресало. Матрос Коваленко из дюраля сбитых немецких самолетов делал расчески — сначала простые, а потом с орнаментом. Затем он совместно с Умрихиным наладил изготовление портсигаров. На крышках умело гравировали изображение витязя в тигровой шкуре, а с тыльной стороны трех поросят. Военный корреспондент газеты «Красная Звезда» и писатель Петр Андреевич Павленко, посетивший 14 марта 1943 года батарею №394 для написания статьи «На высоком мысу», получил в качестве сувенира портсигар с дарственной надписью, но позднее потерял его, о чём сильно сокрушался. Эти простые по сути занятия бойцов восстанавливали силы для преодоления суровых обстоятельств. П.А. Павленко ёмко сумел обозначить эти обстоятельства – «в истории борьбы на этом участке фронта, борьбы ожесточенной, изобилующей сотнями драматических эпизодов, борьбы, характерной тем, что немцы так и не продвинулись здесь, — батарея Зубкова займет почетнейшее место. Это был маленький Малахов курган по живучести и упорству, ни на минуту не прекращавший огня и ни разу не помышлявший о перекочевке, потому что, как ни терзали его немцы, он терзал их гораздо сильнее».

Одним из страшных боевых эпизодов для батареи №394 стал апрель 1943 года. Например, 19 апреля в журнале боевых действий командир Зубков зафиксировал 39 налетов неприятельской авиации. Андрей Эммануилович вспоминал: «Это был кромешный ад. Впечатление, словно, меня в командном пункте закупорили в бочку, опустили на дно и бомбили глубинными бомбами. Батарею не узнать – воронка на воронке, ни одного дерева и куста». Сергей Бабильченко, наводчик орудия №1, заявил на партсобрании: «Я буду бороться до последнего дыхания, а без боя свой рубеж никогда не оставлю, чтобы не посрамить традицию русских моряков». Личный состав батареи поклялся в бою подтверждать высокое звание гвардейца. В главе «Морское братство» книги «Мы с Малой земли» писатель Георгий Соколов, участник боев за Новороссийск, сформулировал законы гвардии: 

«Там, где наступает гвардия – враг не устоит, там, где обороняется – враг не пройдет; гвардеец бьется до последнего патрона, а если нет патронов – кулаками, зубами; гвардейский подвиг убить врага, а самому остаться в живых, а если гвардеец умирает, то дорого отдает свою жизнь; воевать по-гвардейски – умело, мастерски, так, чтобы из любого оружия бить врага наверняка».

Отважные артиллеристы-краснофлотцы боролись за мирную жизнь будущих поколений со всей стойкостью и выдумкой людей, которые отлично понимали, что лучший способ остаться в бою живым – это быть смелее, хитрее и быстрее врага. И батарея №394 стала, по выражению Георгия Никитича Холостякова, командующего НВМБ ЧФ, «первой скрипкой в оркестре 1 гвардейского артиллерийского отдельного дивизиона». Из стационарных береговых батарей она стала самой результативной батареей береговой обороны черноморского побережья. Можно только догадываться, что чувствовал молодой человек под грузом такой ответственности. Тем не менее, личный состав видел своего командира волевым, всегда собранным человеком, сохранявшего «холодную голову» в самые трудные моменты. Сам Зубков, вспоминал тревожные будни того сурового времени словами: «Невыносимо иной раз вновь переживать прошлое. Били, отбивались. Ночью вывозили раненых, хоронили убитых, наскоро ели, подвозили боеприпасы. И опять пошло, завертелось. Голова гудела от грохота, слух отказывал, болели глаза».

Писатель Аркадий Первенцев, пообщавшись с Зубковым, в очерке «От Волги до Малой земли» охарактеризовал его так: «Держится как человек, понявший себе истинную цену после невероятных страданий. Никакого заискивания, жеманства, свойственного некоторым людям при появлении газетчиков и особенно фотокорреспондентов».

Когда читаешь воспоминания ветеранов, то задаешься вопросом воспитания чести и достоинства. Ответ есть в воспоминаниях об отце Юрия Андреевича Зубкова — сына боевого командира артиллерийской стационарной батареи №394:

— Отец воспитывал собственным примером. Лучший принцип – ты сам встал и сделал, иначе за собой не поведешь. «Делай, как я» — девиз по-зубковски. Он сделал себя сам.

Легендарный командир, судя по биографии, с детства проявлял целеустремленность. Андрей Эммануилович родился в старинном селе Боголюбово Приишимского района Северо-Казахстанской области, где местные жители занимались хлебопашеством и животноводством. В родной деревне не было даже речки, но какая-то незримая сила тянула юношу от простора степей к бескрайней морской глади.  Он после окончания 8-ми классов уехал учиться в город Севастополь, где 29 июля 1936 стал курсантом военно-морского училища имени ЛКСМУ (Ленинского Коммунистического Союза молодёжи Украины). На берегу Черного моря началась его пора постижения непростой военно-морской науки.

Курсант Зубков отличался собранностью, умением быстро производить сложные расчеты, что, безусловно, помогло в артиллерийской карьере. Сын Юрий с улыбкой вспоминал, как отцовский талант выручал его при выполнении школьных заданий. «Отец помогал с математикой, применяя замысловатые формулы, которых  я не понимал, но удачно использовал в школе». Дети Зубкова – Ольга и Юрий помнят отца мастером на все руки.  Всё он делал быстро, качественно и легко, будь то сшить кисет, слепить пельмени, сварить суп «затируху» или поймать на рыбалке большую щуку.  А корни самостоятельности Андрей Эммануилович прорастил с юности, когда курсантом приобрел необходимые навыки.

А.Э. Зубков был известен не только в период боевых действий на Северо-Кавказском фронте под Новороссийском 1942-43 гг., но и в дальнейшем, ведя активную жизнь. В 1997 году за многолетнюю трудовую и общественную деятельность ему присвоили звание Почётного гражданина города-героя Новороссийска. Это объясняет то, почему имя Андрея Эммануиловича было предложено в пятерке лучших кандидатур сразу в трех номинациях («боевое имя», «молодое имя», «трудовое имя») поисково-просветительской экспедиции «Имя Кубани», посвященной 80-летию со дня образования Краснодарского края. Эта программа вызвала большой энтузиазм среди любителей истории края. Андрей Эммануилович Зубков, инициатор сохранения памяти о защитниках Новороссийска в годы Великой Отечественной войны, открывший в 1975 году мемориальный комплекс «Артиллерийская стационарная батарея №394» – кандидатура от Геленджикского района, ставшая победителем в номинации «Боевое имя Кубани». 

27 октября 2018 года бывшему командиру стационарной батареи №394 береговой обороны Новороссийской военно-морской базы исполнилось 100 лет. Когда-то ветераны Великой Отечественной войны в торжественной телеграмме написали — «Зубков был Великим солдатом, который отважно и умело защищал свою Родину». Эта фраза относится ко всем артиллеристам-краснофлотцам, в честь которых ежедневно открыт мемориальный комплекс «Батарея №394 капитана А.Э.Зубкова» на 14-м километре федеральной трассы «Дон» между г. Новороссийском и с. Кабардинка.


Любимые артисты выступают перед бойцами на батарее №394.

 

Татьяна БАЛУЕВА,

сотрудник отдела «Батарея 394 капитана А.Э. Зубкова» Геленджикского историко-краеведческого музея

 

 

 

 

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *